Система онлайн-бронирования

Об отеле - Lavilia Hotel

Про Lavilia Hotel

Że  uciekać  i  kochać  bez  nadziei  muszę.
Niech  ślub  ziemski  innego  darzy  ręką  twoją,
Tylko  wyznaj,  że  Bóg  mi.  poślubił  twą  duszę.

Adam Mickiewicz

И тайно, без надежд, любить мне суждено,
Пускай другому жизнь отдаст тебя всецело,
Душа твоя — с моей обручена давно.

Адам Мицкевич

История нашей гостиницы связана с романтической историей молодого красивого поляка Кшиштофа Лавильского и волшебной Анны Лебединцевой, дочери настоятеля Софийского монастыря — Петра Лебединцева.

Долгое время, с XI века. земли, которые носят современное название Теремки, имели совершенно другое название — Софийские дачи. Название это, в первую очередь, была обусловлено тем, что это место принадлежало церкви, а именно Софийском монастырю, и служило пастбищем для монастырской скота. Были здесь и дома, один из них, самый большой и богатый — принадлежал протоиерею Софийского собора (1868 по 1896), известному церковному и общественному деятелю Петру Лебединцеву. Петр Гаврилович имел дочь — по расказам — очень красивую, умную и приятную. Было совершенно очевидно, чт молодая красавица не имела отбоя от поклонников и ухажеров, но сердце ее пленил именно он — скромный и неразговорчивый польский гимназист Кшиштоф Лавильски — будущий архитектор, уроженец Кракова.

Любовь их была по настоящему безгранична. И, возможно, эта история имела бы счастливое завершение, если бы не отец Анны — Петр Гаврилович, которого не устраивал союз дочери с женихом другой конфессии. Будучи высокопоставленным церковным лицом в Киеве, он не желал иметь своим зятем выходца из Польши, а уж тем более католика.

Счастье влюбленных были под угрозой. Молитвы и слезы молодых людей не могли растопить лед родительского сердца. Кшиштоф просит у близкого окружения протоиерея о встрече с отцом любимой. В мрачный ноябрский день 1913 года Кшиштоф прибывает в имение священника. Молодой католик просит руки и сердца Анны, обещая построить для своей невестой дворец в Софиевской дачи, который бы был не хуже Подгорецкого – жемчужины Полесья. Петр Гаврилович просьбу не отклоняет, но и благословение на брак не дает, обещая все хорошо обдумать.

Спустя две недели, прогуливаясь по холодному Подолу, Анна Петровна подхватывает простуду, которая впоследствии перерастает в болезнь, которую тогдашние врачи называли чахоткой – у нее туберкулез. После двух месяцев борьбы со страшным недугом, Анна умирает. Мало не обезумев от ужасной потери, на могиле невесты Кшиштоф дает обещание, что он выполнит то, что и обещал — он построит дворец в Софийской дачи, который бы своим величием и красотой затмил Подгорецкий замок.

Конечно, как это часто и бывает, судьба распорядилась иначе. Обещаное так и не воплотилось в жизнь. Из-за революции Кшиштофу Лавильському пришлось вернуться в родной Краков. Но через много-много лет, в современной Польше, в семье Войтека Косиора, историка-исследователя, были найдены его письма и чертежи Дворца Софийской дачи — Лавилии.

Она была построена в 2012 году. И сейчас она стоит и радует всех киевлян и гостей столицы, и напоминает о том, что вечная любовь все же существует.